Кино Без Границ - Arthouse.Ru Создание и поддержка - Film.Ru
Нужен Flash!
Интервью

Интервью Пак Чхан-Ука для "The Hollywood Reporter"

Сеул, Южная Корея. Закончив университет Согана с дипломом по философии, Пак Чхан-Ук начал свою карьеру как кинокритик, затем в 1988 году стал ассистентом режиссера, а в 1992 — дебютировал как режиссер картиной "Луна это... мечта солнца". Но его имя стало известным в 2000 году благодаря "Объединенной зоне безопасности" — ставшему самым кассовым фильмом в истории корейского кино детективному триллеру о пограничниках из Северной и Южной Корее, служащих возле демилитаризованной зоне. Затем режиссер снял картину "Сочувствие господину Месть" — намного более мрачный фильм о неудачном похищении и отце, жаждущем мести. "Сочувствие" получило высокие оценки критики, но не имело успеха в прокате. Коммерческий успех и успех у критики ему удалось соединить в своем последнем фильме "Oldboy".

Как вы отреагировали на то, что фильм "Oldboy" пригласили в Канн?

Для меня это было большой неожиданностью. Многие фильмы, приглашенные на этот фестиваль, показываются вне конкурса. То, что мой фильм приняли сразу же в конкурс, хотя до этого мои картины не приглашали для участия даже в информационной программе, — об это я и не мечтал. Один мой приятель пошутил: "Как будто тебя приняли в колледж без диплома об окончании начальной или средней школы".

Что же подвигло Вас стать режиссером? Какие влияния оказались решающими?

Первоначально я собирался стать художественным критиком. По этой причине я специализировался по философии, чтобы основательно изучить эстетику. Но в то время философский факультет университета в Согане, куда я поступил, был цитаделью английской аналитической философии. За четыре года мне предложили только один курс по эстетике. Естественно, я не смог изучить предмет, ради которого поступил в университет, и после периода блужданий я стал членом фото-клуба и серьезно увлекся фотографией. Затем, в один прекрасный день я посмотрел фильм Хичкока "Головокружение". Во время просмотра я вдруг мысленно закричал: "Если я, по крайней мере, не попытаюсь стать кинорежиссером, я буду очень об этом жалеть, лежа на смертном одре!" После этого, подобно Джеймсу Стюарту, гонявшемуся за таинственной женщиной, я наугад искал своего рода иррациональную красоту. Безусловно, фильм Хичкока изначально оказал на меня огромное воздействие. Но сейчас среди тех, чье влияние толкает меня вперед, такие люди, как Софокл, Шекспир, Кафка, Достоевский, Бальзак, Золя, Стендаль, Остин, Филип К. Дик, Желязны и Воннегут.

Если "Объединенная зона безопасности" имела невероятный коммерческий успех, то "Сочувствие господину Месть" было высоко оценено критикой. Фильмом "Oldboy" вы сумели добиться и коммерческого успеха, и похвалы критиков. Что вы об этом думаете?

Многие склонны проводить четкую границу между фильмами, имеющими коммерческий успех и не имеющими его, но простая истина заключается в том, что у людей разные вкусы, им нравятся или не нравятся разные фильмы. Зрительская аудитория представляется мне расплывчатой, она словно закутана в покрывало, сквозь которое я ее не вижу. Зрители не реальны, не конкретны. Поэтому в качестве своего зрителя, являющегося представителем всех зрителей, я выбрал одного человека. Этот человек — моя жена. От написания сценария и монтажа до выбора музыки я все в деталях обсуждаю с ней. Она обычная домохозяйка, невероятно хорошо все понимает и постоянно дает мне советы и помогает.

Каннский фестиваль и то, что ваш фильм был избран Aintitcool.com лучшим фильмом 2003 года. Какое из этих событий стало для вас большим потрясением?

Безусловно, второе. В Канн мы послали заявочный лист, а Aintitcool.com разыскали мой фильм, посмотрели его и выбрали. Я просто удивлен и благодарен за то, что они так хвалят мои фильмы, хотя ни один из них не был даже показан в Америке.

Каковы ваши планы на будущее?

Сейчас мы работаем на фильмом "Три... экстрима" /Three... Extremes/ (2004) — проектом, в котором задействованы три азиатские страны. Он должен выйти в прокат в августе. Помимо меня в проекте участвуют Такаши Миике и Фрют Чан. Моя новелла идет около 45 минут. В ноябре я начну работать над новым фильмом. Единственное, что я твердо решил, это то, что он будет называться "Сочувствие госпоже Месть" /Sympathy for Lady Vengeance/. Вслед за "Сочувствием господину Месть" и "Oldboy" он станет заключительной главой моей трилогии о мести, и его героиней будет женщина, которой за тридцать и которая будет безжалостно мстить... После этого я планирую в конце будущего года начать съемки фильма о вампирах "Живое зло" /Live Evil/.

Каково ваше мнение о сегодняшних корейских режиссерах и кинопроизводстве? Что, на ваш взгляд, необходимо современному корейскому кино?

Существует серьезная проблема с прокатом. Ситуация, когда один и тот же фильм показывается в каждом третьем кинотеатре страны, повторяется снова и снова. Картины, которые не способны вызвать сильный коммерческий интерес в первую неделю проката, исчезают с экрана в течение первой недели или на следующей. Из-за этого зрители, которых интересуют европейские или азиатские фильмы, американское независимое кино, корейские артхаусные фильмы, документальные или мультипликационные картины, больше не могут смотреть то, что они хотят (если только не будут очень, очень проворными). Такова теневая сторона эпохи "10 миллионов зрителей". Если говорить о самих фильмах, я по-прежнему считаю, что нам предстоит еще долгий путь. У нас до сих пор не появился такой большой мастер, как Куросава или Одзу, и нам по-прежнему не достает взрывного темперамента пятого поколения китайских режиссеров, которые соперничали друг с другом, создавая такие великие картины, как "Желтая земля" и "Красный гаолян". Однако тот факт, что множество режиссеров с безграничным творческим потенциалом работает сейчас в кино; что они работают усердно; что они все еще молоды; что их не затмевают харизматические мастера старшего поколения; что они не изолированы от зрителей; что есть много продюсеров, которых интересует кино как искусство; что есть непрерывный поток капитала, поступающий в распоряжение компетентных режиссеров, — все это позволяет с надеждой смотреть на корейское кино и его будущее.

Как вы формулируете свои замыслы?

Сюжет своих фильмов я придумываю мгновенно. Всю сюжетную схему для картины "Снято!" /Cut/ (из проекта "Три... экстрима") я придумал, выкурив одну сигарету. После того, как фабула сформулирована в общих чертах, я стараюсь написать первый вариант сценария как можно быстрее. Хотя временами я могу лишь схематично обозначить некоторые трудные сцены, для меня важно закончить этот вариант максимально быстро. Первый вариант сценария "Сочувствие господину Месть" я написал за 20 часов. Затем сценарий претерпевает серьезную переработку в течение нескольких месяцев. Над "Объединенной зоной безопасности" я работал полгода. Иначе говоря, я придумываю фабулу со скоростью реактивного самолета, пишу первый вариант сценария со скоростью спортивного автомобиля, а ретуширую сценарий как на послеобеденной прогулке.

Марк Рассел
"The Hollywood Reporter", 15.05.2004